Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

мозаика индии. ч.2

Ганг в районе Варанаси спокойная река с очень оживленным движением пестрых лодок и корабликов. Ширина его здесь меньше Оби в Барнауле или Волги в Ярославле. Левый берег пустынен, правый одет в гхаты, это спускающиеся в воду каменные ступени. Над ними возвышаются построенные лет сто-сто пятьдесят назад отели для паломников. Сквозь гхаты в воду спускаются большие сточные канализационные трубы. Сколько отелей – столько труб. Очистные сооружения отсутствуют. Каждый паломник, а их здесь тысячи и тысячи, отдавая дань почтения Гангу бросает в воду минимум один венок из бархатцев. В реку сбрасывают прах сожженных индусов и недогоревшие куски тел. Ветер сносит пестрые упаковки еды, сувениров и облачений покойников. Дно у берега чрезвычайно, даже по индийским   меркам, замусорено, но при этом вода прозрачна. Согласно индуизму Ганг - божество, дарующее индусу жизнь, и потому способен вроде как нейтрализовать и обезвреживать всю грязь. Если обожествление коров приносит им массу дивидендов, то Гангу поклонение индусов явно не на пользу. На гхатах стирают белье из расположенных на берегу отелей. Крепкие мужчины скрутив простынь наподобие шинели-скатки с силой поочередно поласкают и бьют ей о дощатые подмости. Пять-семь ударов – готово. Простыня летит на берег, в корыто. Тут же молятся паломники, кто-то совершает, воздев руки к небу, коленопреклонения, кто-то общается с Гангом стоя, одни раздеваются для омовений, другие приседают с головой и даже плавают, третьи просто что-то едят и беседуют меж собой. Паломничают не только индусы. Варанаси - место священное для буддистов, дань уважения Гангу отдают достаточно много корейцев, японцев других монголоидных азиатов. Народ они чистоплотный, омовений не совершают, а отпускают в реку купленных здесь же маленьких рыбок: чем больше отпустишь, тем больше грехов спишется. Рыбки, судя по тому что им удается выжить - дохлых не плавает, местные, к грязи привыкшие. К буддистским паломникам у индусов отношение спокойное: религия считается почти дочерней, Будда объявлен пятой реинкарнацией бога Вишну. Не слишком большой бог, но все же свой. Буддисты не согласны с иерархией. По их версии Будда при встрече с главным индуистским божеством Шивой сообщил ему: то, что ты бог, и главный бог это ни о чем. Это сейчас, в этой жизни. Будешь плохо себя вести в осла или таракана переродишься. А будешь много и сильно стараться улучшать карму и постигать истину, может быть, и состояния Будды достигнешь. Буддизм со своими двумя с половиной тысячами лет вдвое моложе индуизма. Очень терпимая и спокойная религия, и потому в местах соприкосновения в Азии неизбежно проигрывал исламу. В доисламское время буддизм имел в Индии много последователей, в том числе и среди правителей. По приходу Великих Моголов буддизм был вытеснен с полуострова. Индуизм против ислама устоять смог, хотя одно время прогибался.   Буддизм и индуизм строятся на схожей и тождественной мифологии, а раз так для простого смертного малоразличимы. Очень различаются служители веры. Жрецы индуизма – брахманы – были и остаются высшей кастой в Индии, конкуренция с ними также оказалась не по силам мирным и смирным буддистским ламам.

   Берег Ганга вечером кипит паломниками. Здесь идут яркие красочные религиозные шоу. Это не христианские торжественно-трагичные богослужения, не простая и сосредоточенная исламская молитва, это больше похоже на концерт Майкла Джексона в исполнении индийцев. Ряженные пестрее российских цыган актеры, громкая музыка, примитивная сцена с большим количеством мигающих лампочек. На знакомые нам цыганские песни совсем не похоже, это именно религиозное шоу, актеры не улыбаются, действие подчинено сценарию, вокруг страшные и не очень индуистские идолы.

     Главный местный аттракцион - встреча на Ганге восхода солнца. Еще в темноте вас сажают на лодку и везут вдоль гхатов. Вскоре небо светлеет, выплывает ярко красный диск солнца, сумерки сменяются рассветом. Над рекой легкий туман. Вечерние шоу закончились, достаточно тихо. Лодки с туристами и паломниками сплавляются вниз. Их атакуют плавучие ритуальные магазины. Это лодки с парой индусов, предлагающие все необходимое для гангопочитания: венки из бархатцев, которые принято бросать в воду, маленькие (30-100мл) кувшины для забора воды, куклы индуистских божеств, яркие бусы, колокольчики, наклейки. С лодок все дешевле, чем на берегу. Все эти религиозные товары чем-то неприятны, покупать их как сувениры не хочется.

       Проплывая на лодке вдоль гхатов вы видите два крематория. Для индуса быть после смерти сожженным на берегу Ганга не менее значимо, чем для еврея быть похороненным на Масличной горе в Иерусалиме. Еще по дороге из аэропорта в Варанаси часты автомобили с покойниками на крыше. Обернутые в яркие ткани тела на привязанных к багажникам носилках, головой вперед по движению. Все двигаются на берег, где складируются в очередь. Первый крематорий современный электрический с большими трубами. Несколько небольших, с российский гараж совмещенных каменных боксов, у каждого своя труба. Это для состоятельных индусов, для тех же, у кого денег хватило только на дорогу к Гангу - открытая кремационная площадка. Каменные ступени, на которых располагаются запасы дров заканчиваются метров за пятнадцать до воды. Далее покатый глиняный берег с неглубокими ямами. В них закладывают дрова, затем тело, снова дрова. По завершению процесса куча пепла, размером с привычный нам могильный холм. Когда он остынет, его сбросят в реку. А пока рядом ходят козы, собаки и люди, голуби. Что-то ищут, наверное, несгоревшие куски тел, а может, золотые зубы. Невдалеке на стационарном постаменте очень худой аскет, по пояс обнаженный, измазавшийся прахом. Он с бородой, в очках, поет и машет латунным сосудом. За ним сушится одежда – несколько десятков штанов и рубах. Невдалеке, метрах в десяти на постаменте поменьше застыла в позе лотоса молодая рыжая европейка.

     Короткий круиз по Гангу завершается также на площадке для кремации. Очень наглядная часть экскурсии. Много вязанок дров, глиняный берег, ямки, засыпанные дровами тела. Белый дым, редкие языки пламени. Вокруг – родственники или зеваки, один брызгает чем-то на костер, другой подкладывает дрова. Десяток человек, мужчин и женщин стоят обратив взор к костру. Руки сложены за спиной или переплетены перед собой, но это не ритуальная, обычная поза, так удобнее. На лицах нет ни скорби, ни радости. Родился, жил, умер, переродится – дела очень будничные, житейские. У некоторых вокруг шеи или головы повязаны полотенца. В стороне от костра ходит обязательная для Индии корова, необязательная коза, совершенно безучастно к сжиганию тела стоят и двигаются люди. На бамбуковых носилках, завернутое в пестрое покрывало и перевязанное яркими лентами ждет еще одно тело. Берег очень замусорен упаковками покойников, от них как от съеденных сникерсов много ярких бумажек, щепками и ветками, растоптанными и подгнившими бархатцами, пылью, точнее пеплом. Периодически в ходе уборки мусор с пеплом сбрасываются в реку. Почва берега, на котором столетиями жгут трупы большей частью состоит из человеческого праха, меньшей из мусора и коровьего навоза. Выше, где начинаются, каменные ступени все загажено коровами, собирать и увозить навоз отсюда не принято, по мере подсыхания его сталкивают вниз, к кремационным ямам и навоз дополняет дрова.

    Богов в индуизме много, до нескольких тысяч и они очень разные обликом и назначением. Какая-либо их систематизация, иерархия для неподготовленного европейца недоступна. Боги могут иметь по нескольку существующих одновременно воплощений (аватаров) способных вступать между собой в борьбу. В разных частях Индии один и тот же бог может именоваться и выглядеть неодинаково. Значение богов не столь абсолютно как в христианстве или исламе, боги действующие наряду с людьми лица. Само понятие «бог» в индуизме достаточно условно: в Варанаси есть храм богини матери-Индии, который в России был бы мемориальным комплексом Родины-матери, сакральным, но без обожествления местом. Богом является и Ганг. Индусы активно поклоняются своим богам, наряду с красивыми тонкой каменной резьбой и совершенными формами крупными храмами есть множество, говоря привычным языком, храмов шаговой доступности. Это маленькие часовенки на углах улиц, молитвенные уголки в общественных зданиях, вплоть до Макдональса,   каменные лингамы размером с бутылку установленные возле хижин индусов. Все они востребованы: люди молятся, возжигают палочки благовоний, протирают идолов

      В пригороде Варанаси находится место первой проповеди Будды. Сидя под деревом бодхи - большим, развесистым   фикусом Гуатама просветлился, сформулировал Серединный путь и начал просветительскую работу. Оригинальное дерево спустя две с половиной тысячи лет не сохранилось, оно представлено сегодня своей третьей реинкарнацией. Под ним каменный Будда в окружении таких же учеников. Много зелени, небольшой действующий буддийский храм, развалины когда-то огромных кирпичных ступ, женщины-каменщики ведущие очень неторопливо, каждые 7-10 минут – уложенный кирпич, реставрационную кладку. Место спокойное, приятное, аура здесь совсем не индуистская.

     В Таиланде или в Камбодже практически везде ощущаешь себя важной персоной, вокруг которой суетятся туземцы. В Индии подобное чувствуешь только вблизи штатных достопримечательностей предназначенных для обязательного посещения туристами. Там вас будут осаждать с истинно цыганской настойчивостью профессиональные попрошайки и продавцы не сильно разнообразных сувениров. В остальных местах европейский турист особо никому не нужен и не интересен. Двигаясь пешком в потоке индусов по улице в Варанаси, я не ощущал, что меня замечают и выделяют. Что индус, что белый, что корова. Пятитысячелетняя страна обращена в себя, не собирается перед тобой заискивать. Коровы, для индусов явно важнее туристов. В Индии мало привычной по другим странам туристкой инфраструктуры. Проехав около тысячи километров по индийским дорогам мы только однажды встретили придорожный туристский комплекс. Здесь нет привозных фруктов и привычных импортных товаров (чипсы, кола, жвачки, пиво в крайне ограниченном ассортименте местного производства). Общепит общего пользования выглядит таким образом, что отобьет всякий аппетит, рестораны, даже предназначенные для туристов, никоим образом не задумываются как облегчить иностранцу выбор блюд местной кухни. Их оригинальные названия написаны в меню латинскими буквами, перевести их на английский, или сделать меню с фото - это индусам в голову не приходит. Практически нет специально сделанных для туристов развлечений: поездок на крокодильи или змеиные фермы, шоу слонов (хотя один раз мы попали на плановое ежегодное слоновье мероприятие), красивых парков, экскурсий на предприятия народных промыслов отличающихся от обычных торговых заведений. Тебе разрешают приобщаться к культуре великой Индии, будь этому рад и благодарен. Никто не будет ради тебя наводить порядок и чистоту на улице, никто не побеспокоит коров и прочих тварей, не на тех нарвался. Достопримечательности «золотого треугольника» при том (за исключением Тадж Махала – это шедевр) убоги и находятся в печальном состоянии. Цены за посещения для иностранцев выше в 5-8 раз чем для местных.

   Сформированное индийскими фильмами впечатление о почти европейской внешности полных и по-своему красивых индийцев верно лишь в той части, что лицами многие похожи на европейцев. Но при том они черные, или шоколадные, худые, грязные и плохо одетые. Симпатий не вызывают. Причем индусы выглядят, наверное, еще более отталкивающе, чем мусульмане. Все они бедные и нищие. Полнота – признак достатка, вызывает зависть. Индия считается самой большой демократией мира, но как эти люди могут осуществлять осознанный демократический выбор непонятно. Непонятно даже как можно их пересчитать и сформировать списки избирателей.

      Торговаться индусы слабее китайцев и прочих азиатов. Цену для европейца назначат с большим запасом, сторговаться в 2-3раза реально. Если вы после первоначального обмена дискаунтами будете не повышать цену привычным образом, а наоборот, снизите, то тем самым вы скорее всего полностью выбьете индуса из колеи. Твердо назвав сниженную против первого предложения цену можете уходить, вас догонят, согласятся. Но в отличие от китайца индус улыбаться перестанет, любезность иссякнет – не хороший вы человек